В детстве–юности Александру удалось застать времена проклинаемых интересантами отрыжек соцреализма в виде получения молодежью бесплатного образования и копеечных путевок в летние лагеря, запойного (и сугубо добровольного) чтения миллионами «Повести о настоящем человеке» и совсем невероятной в наши дни искренней дружбы русских и узбеков, украинцев и казахов, молдаван и евреев. По окончании мореходки бороздил на танкерах моря и океаны планеты — Гавану и какой-нибудь Роттердам, где довелось побывать по паре десятков раз, знал не хуже родных Новороссийска, Одессы или Туапсе. Побродил по улицам больших и малых портовых городов 19-ти стран всех жилых материков. Тe годы отозвались тысячей экзотических впечатлений, сотнями прочитанных книг (за рейс на Кубу или Индию можно было запросто перелистать с пристрастием все, например, романы Альфонса Доде или половину критики Белинского) и навыками умелого использования оборотов ненормативной лексики. Тогда он и решил стать романистом, поскольку уверил себя, что чувствует русский язык и природу людей; но вдруг проснувшееся историческое сознание потребовало заполнить голову знаниями на истфаке университета. Дальше все пошло по накатанной дорожке — историческое образование, университетская работа, кандидатская диссертация, докторская диссертация и... Книги в самых разных жанрах — которые по сей день пишет почти с удовольствием.

 

По материалам сайта ИД "Петрополис"

http://www.petropolis-ph.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить